BitMEX Research принимает участие в стейкинге Эфириума

BitMEX Research официально сообщает о том, что в конце лета текущего года проект Битмекс стал стейкером в цепочке Ethereum Beacon (Эфириум 2.0). Номер валидатора – 222 424. Буквально спустя пару часов компанией был предложен индивидуальный блок, слот 1964794 в эпоху 61399. Администрация сообщает, что такой опыт был довольно интересным для компании. На данном этапе барьер входа для создания по прежнему является минимальным. 

В течение осени и зимы разработчики, программисты и аналитики Битмекс планируют максимально детально познакомиться с новой системой доказательства участия в Эфириум и блокчейне Beacon.

Основной акцент внимания будет сделан на такие неотъемлемые составляющие как:

  1. Система штрафов и вознаграждений, а также слешинг.
  2. Как на предложение криптомонет Эфириума оказывает воздействие стейкинг.
  3. Стратегии стейкинга: агрессивные и эгоистичные.
  4. Потенциальное воздействие стейкинга на Miner Extractable Value. 
  5. Детализированную аналитику прочности и надежности экосистемы.

Чтобы оценить все составляющие и провести комплексный мониторинг данных вопросов, важно не просто ознакомиться поверхностно со спецификацией протокола Proof-of-stake, но и понять фундаментальные особенности глобальной цепочки Beacon. 

Также немаловажную роль играет персональный опыт участия в настоящем стейкинге с запуском цепочек Ethereum 1 и Ethereum 2 на персональной машине. Именно в связи с этим проект Битмекс Research решил поучаствовать в стейкинге.

Порог для того чтобы поучаствовать в стейкинге

Прогрессивная площадка Битмекс смогла предоставить свыше 105 тысяч американских долларов (эквивалент 32 монет Эфириума) из корпоративной кассы. Именно столько нужно чтобы поучаствовать в стейкинге.

Важно первым делом обратить внимание на тот факт, что 105 тысяч – это действительно внушающая сумма. И она может показаться действительно довольно большой. Поэтому далеко не каждый желающий таки сможет поучаствовать в стейкинге. 

Также сотрудниками компании Битмекс было замечено, что некоторые представители сообщества Ethereum негодуют и требуют снизить минимальный порог для участия в стейкинге. Но на данном этапе столь крупная сумма аргументирована стремительным возрастанием стоимости монеты Эфириум.

Стоимость эксплуатации узла также является довольно высокой. Можно даже предположить, что около двух тысяч американских долларов в год, если учесть стоимость интернета. Доход от одного узла-валидатора с большой вероятностью покроет эту сумму. В связи с этим можно предположить, что такой завышенный порог входа нужен для минимизации риска отключения стейкерами своих машин. 

При учете всех усилий и затрат на валидацию, можно сказать, что экономически нелогично эксплуатировать для стейкинга менее ста тысяч долларов. Поэтому на данном этапе компания не видит смысла в снижении порога входа для участия в стейкинге.

Географическое расположение

Еще одно фундаментальное отличие от экосистемы Proof-of-work ВТС, которое было замечено в процессе настройки клиента для стейкинга, – это стимул пользоваться дата-центром крупного поставщика облачных услуг, что и было сделано компанией. В системе Proof-of-work службы по производству блоков или майнинговых пулов имеют полное право эксплуатировать крупные сторонние дата-центры, но реальное хэширование, как правило, происходит на специальном объекте. 

Если речь идет о любительском, экспериментальном майнинге, то это обычно квартира человека или офис, а если майнинг воспроизводится в коммерческих масштабах, такой объект, как правило, расположен максимально близко к источнику энергии, либо же вычислительные мощности могут занимать солидное пространство в центре обработки информации, где электрическая энергия из общей сети обходится довольно недорого. 

Простыми словами говорят, географический разброс добытчиков Proof-of-work частично определяется географическим распределением энергетических активов. В случае стейкинга выбор был прост. Компанией был выбран крупный поставщик облачных услуг – это легче, чем заниматься стейкингом посредством локального устройства. Если стейкер отключается от сети, начисляется пеня, и на данном этапе неизвестно, как можно обойти такого рода барьер. 

В определенном контексте такого рода зависимость от поставщиков облачного сервиса можно рассматривать сквозь призму минусов, но в других контекстах стейкинг имеет повышенную гибкость и это является неотъемлемым преимуществом. Стейк можно транспортировать в другое место, и географическое распределение стейкинговых клиентов не подразумевает никакой проблемы. 

Со стейкингом не связана никакая значительная физическая инфраструктура в реальной жизни, он экономически не связан с настоящим миром или физическими ресурсами. Играет особую роль исключительно общее число коинов в цепочке. В связи с чем, аналитика географического распределения в данном контексте не играет роли (в отличие от системы Proof-of-work). 

В то же время, на сегодняшний день нет какого-либо альтернативного метода поменять ключи, связанные с аккаунтом валидатора. Так что, если человек подозревает, что его поставщик облачных услуг имеет доступ к закрытым ключам, смена поставщика – не самое рациональное решение, поскольку если аккаунт взломают, он попросту не будет знать, кто это совершил. Возможно, именно по этой причине стейкеры обязаны использовать выбранного один раз поставщика, что можно считать недостатком – по крайней мере, до тех пор, пока смена ключей не упростится. 

ЧИТАТЬ  Маркус Хьюз становится директором по управлению рисками в компании Битмекс
Ссылка на основную публикацию